о современном состоянии народных промыслов русского севера

Приступая к анализу истории изучения состояния народных промыслов Русского Севера в XIX столетии, то говорить о достаточном освещении его проблем в искусствоведческой литературе практически невозможно, исключением являются достаточно краткие статьи обзорного характера.

Еще в конце ХХ века искусствоведы уверенно заговорили о кризисе. В современном обществе превалирует массовая культура, не знающая ни территориальных, ни национальных границ. Происходит угасание «этнических форм культуры», постепенно забываются народные промыслы и ремесла. Отрицательную роль здесь играет недостаточность знаний, отсутствие теоретических исследований в этой области и, временами, сознательное их неприятие [1].

В прошлом столетии народное искусство прошло непростой путь, продемонстрировав свою жизнестойкость, способность к возрождению, органичному существованию внутри новых социокультурных реалий без утраты связи с традицией. Однако, и в тот период исследователи отмечали наличие внушительного комплекса проблем, многие из которых имели определяющее значение для будущего всей сферы.

В начале XXI едва ли возможно говорить о положительной динамике в развитии народного искусства и художественных промыслов и даже о том, что проблем хоть сколько-то меньше. Кроме того, определенный регресс коснулся и самой сферы теоретического изучения народного искусства и художественных промыслов.

Обращаясь уже к более конкретным категориям, следует, пожалуй, начать с влияния глобализационных и техногенных процессов: еще во второй половине ХХ века многими исследователями народных художественных промыслов как проблема, требующая вдумчивого решения, определялась набирающая обороты механизация предприятий художественных промыслов. Этот факт стал определяющим в изменении форм бытования не одного направления художественных промыслов, но говоря о роли этого изменения, то даже там, где, казалось бы, изменения в процессах были положительными (ускорение процессов, достаточно высокое качество исполнения операций), это было искажение самой сущностной составляющей: утрачивалась эксклюзивность предметов, их глубина, рождающаяся в непосредственном диалоге с мастером. 

С каждым новым этапом развития народного искусства и художественных промыслов проблема сохранения традиции встает все более остро. Это производная сразу нескольких деструктивных факторов: учащающийся разрыв органической связи места, материала, техники и формы, утрата сакральной составляющей и, наконец, даже деформация преемственной схемы передачи знаний. Правомерно будет говорить и о том, что появление проблем даже по одному из этих аспектов рано или поздно повлечет за собой прочие.

Так на сегодняшний день на Русском Севере музейными объединениями, образовательными учреждениями и даже отдельными активистами ведется посильная работа по сохранению (поиск мастеров, предметов, инструментов, технологий производства, сбор, фиксация и представление информации о них), возрождению (освоение технологий изготовления, реконструкция предметов крестьянского быта, попытки восстановления исторических центров бытования промыслов) и развитию традиционных народных ремёсел. Однако, на сегодняшний день ситуация в этой сфере уже настолько критична, что требует куда как более активных действий, не говоря уже об элементарном внимании общественности. В противном случае грандиозный культурный пласт грозит кануть в безвестность.

Помимо нехватки «актива» существует и ряд чисто идеологических проблем. Так попытка возрождения ремесел по опыту столетней давности едва ли будет эффективна – слишком изменилась общая социокультурная ситуация. Исключение могут представлять лишь зоны влияние на которые новых общественных реалий минимально. Это связано с тем фактом, что своеобразие промыслов, в исконном понимании, определяется в значительной степени и практической потребностью в них, добавляя к формообразующим факторам (наряду с уже упомянутыми выше) еще и «функцию». В связи с этим существует мнение, утверждающее, что без практической востребованности произведения художественных промыслов – лишь реконструкция, утратившая значительную часть своей сущностной составляющей [2].

Этот тезис имеет весьма очевидную производную: возрождение подлинного народного искусства и художественных промыслов возможно лишь в возрожденных социокультурных условиях, в своего рода «зонах консервации». Следует признать, что это мнение весьма радикально, а путь решения проблемы едва ли действительно приемлем. Говоря о принятии мер для сохранения и возрождения народных художественных промыслов, большим шагом будет уже изменение общественного отношения к ним, идентификации этого феномена: с явления забытого, отступившего во времени, не актуального на явление, место для которого найдется в рамках современных реалий.

Что касается непосредственно самих понятий «сохранение» и «возрождение» в контексте сферы традиционных народных художественных промыслов, то сейчас, зачастую, при оперировании этими терминами, подразумевается строго сохранение  промыслов сегодня на том уровне развития, после которого отмечены процессы, свидетельствующие о разрушении. В целом же, в более широком смысле, комплекс понятий, «сохранение» и «возрождение» традиционных народных ремёсел, подразумевает в обширный состав мер: поиск мастеров, предметов, инструментов, технологии производства, сбор и фиксация их, реконструкция, обучение технологиям, организация свободного доступа к коллекциям музеев. Эта совокупность и составляет процесс  «передачи традиции» с целью детального, максимального точного и полного сохранения народных  промыслов.

Однако, процесс сохранения «в чистом виде» едва ли может обеспечить гарантию дельнейшей востребованности. Развитие народных промыслов в понятии качественного и количественного освоения в пределах ограниченной территории тем более не позволит сделать ремёсла востребованными, поскольку, как уже отмечалось ранее, предметы традиционных народных промыслов тяжело вписываются в новые социокультурные реалии современного мира, наполненного продуктами массового производства.

Обращаясь же непосредственно к анализу опыта изучения сферы народного искусства и художественных промыслов, а также к эволюции отмеченных еще исследователями ХХ века проблем, необходимо отметить тот факт, что если в прошлом столетии наиболее остро стоял вопрос о влиянии опыта интеграции в народное искусство образцов, созданных профессиональными художниками, и попытки подчинения творческого процесса народного мастера утвержденному единому эталону, то в современности ситуация значительным образом изменилась.

Народное искусство в XXI веке часто становится предметом интереса и своего рода источником творчества профессиональных художников. Однако, необдуманное заимствование элементов традиционного искусства в сочетании с последующим стремлением автора выдать произведение как «сопричастное» к народному влечет за собой определенного рода подмену понятий. 

 

 

[1] - Спирина М.Ю. Народная художественная культура: теория и практика в современном социуме: [Электронный ресурс]. URL: http://www.shkolaremesel.varkhangelske.ru/konfa_doklad_spirina1.html (Дата обращения 4.06.2017).

[2] - Полежаев А.А. Актуализация традиционных народных ремесел»: [Электронный ресурс]. URL: http://www.severberesta.ru/articles/405-aktualizacija-tradicionnyh-narodnyh-remjosel-polezhaev-aa.html (Дата обращения: 18.08.2017).

Фрагмент выставочной экспозиции работ участников конкурсной программы фестиваля «Голос ремесел», 2017

фото автора